April 9th, 2012

За кого Путин держит Гундяева?

Одна из конспирологических версий по теме "кто организовал травлю церкви и патриарха" меня удивила мысль, что ее организовал Путин. А потом перестала удивлять.

Поскольку я сам в глазах этих конспирологов являюсь очернителем и хулителем, то надо бы прояснить вопрос с заказом и манипуляцией. 

Очевидная мысль - активизация произошла после того, как церковные власти открыто заняли политическую позицию во время выборов. Никакого другого мотива уже не надо. Общество начало в итоге замечать то, что не замечало или игнорировало ранее.

А о проблемах церкви поговорить давно пора. И прежде всего - христианам. В России практически совершенно не слышны были голоса христиан, не поддерживающих линию руководства РПЦ. И вот теперь психологический барьер оказался преодолен. А чего там хотят добиться госдуп, Путин и Березовский - дело десятое. Пусть добиваются. Мы же должны сказать то, что должны, именно в тот момент, когда тема сути христианства, смысловых центров евангельской проповеди востребована обществом.

А Путину кампания против патриарха и вправду может быть выгодна. Все выглядит достаточно логично. Способствовать восхождению на престол человека, которого просто скомпрометировать. Твердый, пламенный и аскетичный мог бы новым Хомейни или лидером демократической оппозиции стать, чего Путин и его окружение вряд ли хочет. Поэтому Путин его и не защищает, но и не "сдает". Ему нужен именно такой патриарх - весь в шелках и каменьях, без морального авторитета. Просто как сакральная фигура для масс. Главное для Путина - чтобы моральный авторитет церковных лидеров не перерос их собственный.

Однако вряд ли Путин под дулом автомата заставлял патриарха выпустить на сцену Чаплина, требовать кар для Pussy Riot, носить пресловутые часы и судиться из-за не менее пресловутой квартиры.

(no subject)

Приходится слышать последнее время такое: ну, ты об этике говоришь, а в христианстве есть еще мистика, таинства. Совершенно согласен. Но только не "еще". Мистика и высокая этика - одно. Без последней мистика становится колдовством, магией, а этика без мистики вырождается в безблагодатные моральные кодексы. А смесь дурной мистики с дурной этикой становится системами табу и прочим обрядоверием.

Мне представляется, что этика мистична, а мистика - этична. Они в единстве. Предельная степень созерцания в неоплатонической мистике - созерцание идеи Блага и соединение с ней. То же и в христианстве. Чем меньше в мистике высокой этики, тем в большей степени она перестает быть мистикой и становится магией с весьма проблемной этикой.