?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Статья опубликована на сайте "Грани.ру".

Итак, скандал вокруг РПЦ продолжает разрастаться.  В адрес ее главы прибавилось еще одно обвинение – обвинение в прямой лжи. В интервью журналисту Владимиру Соловьеву  патриарх Кирилл заявил, что никогда не одевал те часы, вокруг которых ломаются в наши дни копья, ручки и кисточки фотошопа.  Теперь же пресс-служба принесла извинения за деятельность своих сотрудников, ретушировавших часы на фотоизображении  главы РПЦ.  Патриарх согласился дать интервью Соловьеву только при условии, что его речь не будет записана ни на один аудио- или видеоноситель. И теперь очевидно, что один из этих двух людей ввел общественность в прямое заблуждение. Либо Соловьев исказил слова главы РПЦ, или патриарх Кирилл открыто и прямо дезинформировал общественность. Обвинение в прямой лжи для человека на таком посту, может быть, еще страшнее, чем обвинение в лихоимстве и стяжательстве.

Сравнимо такое обвинение может быть только с другим, тоже выдвигавшимся в адрес патриарха (а в ту пору – митрополита) Кирилла в начале 90-х. Я имею в виду факты, вскрытые парламентской комиссией Якунина-Пономарева, свидетельствующие о том, что митрополит, как и некоторые другие иерархи РПЦ, являлся в советское время тайным агентом КГБ.

Деятельность той комиссии вызвала в обществе большой резонанс. Это был первый масштабный скандал вокруг РПЦ. Второй воспоследовал уже в середине 90-х, когда прогремело т.н. «табачное дело». Церковные власти пытались всеми силами замять эти два скандала, в результате чего рассорилась со многими журналистами и СМИ – и выработала абсолютно закрытую стратегию взаимодействия с прессой и обществом. РПЦ и ее высшие структуры стали фактически тайной организацией с непрозрачным механизмом принятия решений. Разговоры о болезненных проблемах клира РПЦ (в частности, о высочайшем уровне коррупции в нем) расценивались и расцениваются руководством РПЦ как антицерковное деяние, «вынесение сора из избы на потребу ненавистникам православия».

На церковь в ту пору возлагались обществом большие надежды, связанные с возможностью нравственного возрождения России. И даже интеллигенция во многом предпочла закрыть глаза на происходящее с РПЦ.

Либеральная, гуманистическая линия в РПЦ все слабела. Серьезным ударом для этой линии стала смерть Александра Меня в 1990 году. Мейнстримной тенденцией в русском официальном православии стала тенденция патриотическо-державная, исполненная иосифлянского духа, стремящаяся вернуть себе все, утраченное за время революции. К ее носителям вполне применимо высказывание, адресованное в свое время Бурбонам – «они ничего не забыли и ничему не научились».

Вот пример, иллюстрирующий положение дел в РПЦ, сложившееся к 2000 году. В том году я несколько месяцев проработал алтарником в одном из подмосковных храмов. Вместе со мной в нем появился молодой паренек, только что рукоположенный в дьяконы (через несколько месяцев он уже стал священником). Во время первого же моего появления в алтаре он рассказал мне о том, как важно правильно дать нужную сумму нужному человеку, чтобы он помог попасть в хороший (т.е. богатый) приход. О том, что мздоимство (и частный случай мздоимства – симония, акт купли-продажи церковной должности) – осуждаемый церковью грех, этот юноша, казалось, даже не догадывался или считал его вполне для себя простительным. Но тот же самый юноша, застав меня в трапезной однажды вечером за чтением одного из томов «Истории религии» Александра Меня, сильно обеспокоился и дал мне следующий совет: «Сожги эту книгу! У меня такая тоже была – я ее сжег!»

Итак,  церковные либералы оказались в РПЦ в глубоко маргинальном положении. Либеральных священников запрещали в служении, лишали сана, даже отлучали от церкви, многие люди вообще отвернулись от РПЦ . Молодые люди, носители универсалистского открытого сознания все реже попадали в учебные заведения становящейся все более державно-националистической и охранительной РПЦ, поскольку «подобное притягивает подобное». Еще один пример, мне особенно близкий как преподавателю философии – единственным крупным русским религиозным философом, собрание сочинений которого можно найти в московских церковных книжных лавках, оказался Иван Ильин, автор сочинения с показательным названием «О сопротивлении злу силою» и приветствовавший в 1933 году приход нацистов к власти в Германии. Сочинения же священников Флоренского и Булгакова можно найти только в светских книжных магазинах.

Но, хотя в церковном клире, явно желающем сделать «Домострой» российским шариатом, христианские гуманисты давно уже потеряли голос  - ни русское православие, ни, тем более, христианство в целом нельзя отождествлять с ксенофобными, агрессивными, антихристианскими по духу силами, какие бы прочные позиции эти силы в РПЦ не занимали.

Иисус не создавал никакой организации. Он отверг искушение власти над земными царствами. Впоследствии некоторые люди, вставшие во главе корпорации, присвоившей себе эксклюзивное право называться «христианской церковью», с радостью приняли эту власть. В результате эта жреческая корпорация произвольно дополнила провозвестие Иисуса «учениями человеческими» - идеями социального контроля, оправдания властей, себя же попыталась представить в роли единственного сакрального посредника между Богом и человеком. Борьба за земную власть привнесла в церковь конформизм, культ силы, стяжательство и другие пороки, неизбежно появляющиеся, когда образ Бога как Бога свободы и любви замещается культом мирового тирана.

Однако в результате империя проглотила наживку. Идеи свободы и любви, составляющие суть провозвестия Иисуса, взорвали традиционную систему власти изнутри. Идеи гуманизма, толерантности, основанного на сетевом принципе гражданского общества, демократии, прав личности и ее свобод, индивидуализации ее духовных путей в сочетании с идеей соединения человечества в одно целое – все это идеи, органично развившиеся из основного посыла Благой вести.

Как говорил Александр Мень, «христианство только начинается». Его бескомпромиссная этика, ведущая человека по пути к абсолютному совершенству, по пути, на котором человек становится богом, необходима человечеству на пути развития и сегодня. Именно поэтому людям, почитающим себя христианами, так важно пересмотреть историю христианской церкви в свете подлинных христианских идеалов.

У носителей идей христианского гуманизма фактически нет инструментов, с помощью которых можно призвать к ответу верхушку иерархии корпорации под названием РПЦ.  Но к апостольскому служению призваны все христиане, которые могут в силу своего понимания Божией правды свидетельствовать о ней словом и делом. Как свидетельствовал о ней Сам Иисус, сказавший: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете».

Comments

v_catullus
Apr. 8th, 2012 07:38 am (UTC)
Разумеется, я не отрицаю важности этики и согласен, что она для христиан составляет половину всего, а для сочувствующих - гораздо больше половины )))
Просто нельзя упускать из внимания, что другая часть - мистика (условно назовем ее так) связана конечно с мистериальностью, а мистериальность - с культом, а культ - с храмами и их служителями. Это общие тривиальные вещи, верные почти для всех религий...
То есть, в итоге: Церковь - необходимая составляющая христианства. Вопрос лишь в том, какая именно она должна быть и есть ли у нее право на монополию, грубо говоря, толкования Христа...
Для многих же, однако, Христос - некий проповедник, ну пусть даже в придачу чудотворец (обладал паранормальными способностями :)), давший образцы нравственного поведения, любви, прощения и т.д.
Это представление может быть вполне гуманистическим, но положа руку на сердце, с христианством все же имеет больше различного, нежели общего...
ahtyrsky
Apr. 9th, 2012 08:49 pm (UTC)
Мне представляется, что этика мистична, а мистика - этична. Они в единстве. Предельная степень созерцания в неоплатонической мистике - созерцание идеи Блага и соединение с ней. То же и в христианстве. Чем меньше в мистике высокой этики, тем в большей степени она перестает быть мистикой и становится магией с весьма проблемной этикой.
ahtyrsky
Apr. 9th, 2012 09:03 pm (UTC)
А как Вы понимаете слово "церковь"? Как мистериальность может существовать вне этики? А как же Иисус говорил "тайное становится явным"? Как сказавший такое мог устанавливать "таинства"? А как же Он говорил "не будете молиться в храме, нов духе и истине"? Как сказавший такое мог одобрять строительство именно "сакральных сооружений"? И служители - кто это? Апостолы?

Иисус как раз и делал совершенно нетривиальные вещи, фактически упразнял "религию" в старом ее понимании. Упразднял разделение на "сакральное" и "мирское". Практически с той же радикальностью, что и Будда.

А каково Ваше представление об Иисусе?
v_catullus
Apr. 10th, 2012 09:19 am (UTC)
"А каково Ваше представление об Иисусе?"
Представление христианина об Иусусе зафиксировано в символе веры. Не разделяющий написанного в символе веры вполне может считать себя учеником Христа, последователем Христа, подлинным носителем истинного толкования учения Христа и т.д. - но я совершенно не вижу для него необходимости при этом считать себя собственно христианином - приверженцем именно этой веры. Пожалуй, это даже неподходяще для такого человека, слишком узко для него, в этом будет явное смешение понятий.

Что же касается ответов на остальные вопросы, то они слишком глобальны для такого разговора. Что есть Церковь, устранил ли Христос разделение на сакральное и мирское - и т.д. Я ограничусь замечанием, что Христос, как всякий живой человек, говорил много чего разного, и абсолютизировать отдельные высказывания не стоит, они могут толковаться различно и вступать в противоречие с другими толкованиями других Его высказываний.

А о том что мистика тоже проникнута этикой - я не спорю, это само собой. Это никак не противоречит мысли о необходимости храмов как отдельных мест богослужения - и клира как тех людей, кто в этих храмах выполняет необходимые функции. Отдельные места для богослужения, опять-таки, никак не означают, что остальной мир признается грязным и в нем служить Богу не надо. Тоже надо. Как например надо помнить о своих умерших близких и в обычной жизни, но из этого никак не следует, что это упраздняет необходимость еще особо от того посещать их могилы.
ahtyrsky
Apr. 12th, 2012 09:32 pm (UTC)
В Никео-Константинопольском Символе веры зафиксированы представления одной из ветвей христианства, которая была поддержана империей. Слово "христианство" этой ветвью не приватизировано.

Однако по поводу этого слова у меня есть вопросы. Как и правомерность титулования Иисуса "Христом". Его Личность имеет мало общего с представлением о "царях" и "помазанниках". Я полагаю, что "мессией" Он себя не называл. Но по традиции продолжаю пользоваться словом "христианство".

А со вторым Вашим абзацем я, разумеется, согласен (впрочем, во многом согласен и с первым, отдаю должное Вашей проницательности ;-) )

А вот относительно третьего... Храмы могут быть - но они не необходимы. И сакрализовывать их, как и что-либо другое - типичное "сотворение кумира". Относительно могил верно то же самое. Как можно посетить могилу моряка или тибетского монаха, тело которого птицы расклевали? Сакрализация могил - остаточное воздействие культа предков.
v_catullus
Apr. 16th, 2012 06:37 am (UTC)
С праздником Вас, ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Я примерно и ожидал такого ответа насчет могил... Вы конечно не можете посетить могилу моряка, если его тело было отдано океану... Но если близкий Вам человек, скажем, один из Ваших родителей, погребен, как подавляющее большинство людей, на кладбище, и Вы не считаете нужным хотя бы иногда появляться там, это Вас определенным образом характеризует. Нет, не то чтобы как человека безнравственного или что-то подобное, я далек от таких спекуляций, но тем не менее характеризует вполне отчетливо.
Кстати сказать, вот здесь
http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Byt-hristianinom-po-pravde - в интервью Седаковой -
многие из Ваших мыслей о сомнительности деления на сакральное и мирское находят полную поддержку - и тем не менее никому не придет в голову думать, что О. С. не видит никакого смысла в храмах и литургии - общеизвестно, что она говорит о литургии как источнике вдохновения для христианской жизни, тогда как внецерковная жизнь христианина, как я могу подтвердить и на личном опыте, произвольна и не укоренена в почве, в некотором смысле.
" Мы растения, которые должны корениться в земле, чтобы, поднявшись, цвести в эфире, и приносит плоды".
Очень часто человеку кажется, что либо почва ему не нужна, либо ею могут служить абстрактные идеи - но это очень скользкий путь - в буквальном смысле - легко соскользнуть в фантазии... хотя и не 100%-но это так и будет.
ahtyrsky
Apr. 17th, 2012 04:16 am (UTC)
И Вас с праздником ))) Воистину воскресе ))) Извините за проблемы с публикацией Вашего коммента - не знаю, почему это его мои настройки сочли подозрительными.

Относительно погребения близких людей. Да, конечно, посещать могилы - это общепринятая традиция. Совсем эти могилы не посещают действительно те, для которых эти "близкие" не были такими уж близкими на самом деле. Но, полагаю, есть и такие, которые помнят и любят этих близких, но традицию не поддерживают. И я их осуждать не буду. Мне кажется, что важнее этих ближних помнить, молиться за них, медитировать на обретение ими просветления (если выражаться языком буддистов).

Я не сказал, что я не вижу смысла в храмах и литургии. Но отношение к ним не должно, как мне кажется, быть как к "святыням", за которые нужно класть жизни и оскорбляться за какие-то "ритуальные осквернения". Это места соборной молитвы, само убранство которых и действа, происходящие в них, должны способствовать вхождению в высокие состояния сознания, помогать настройке человека, способствовать "откладывать житейское попечение", чтобы душа имела больше возможностей "ничто же земное помышлять".

Относительно "церковной жизни" и "почвы". С одной стороны, Вы правы. Литургика таит в себе немалые богатства. Но там немало и соблазнов. Порядка 90% литургических текстов - цитаты из Танаха ("Ветхого Завета"). В оценке количества, впрочем, могу ошибаться - но процент, так или иначе, весьма велик. Но дух Благой вести во многом радикально отличается от ветхозаветного духа. В итоге великим постом в церквях поется "Трепещите, языци, и покоряйтеся, яко с нами Бог" - и многое подобное. Для многих "воцерковленных" жизнь замыкается в "церковной ограде". Они становятся особой фундаменталистской субкультурой, ненавидящей "мир" - но отнюдь не в христианском смысле этого слова. Кроме того, сами идеи "крови", "почвы" и "рода" совсем не новозаветные. Иисус прямо борется с авторитетом этих идей.

Да, есть опасность соскальзывания в фантазии или вовсе погружения в "мирские дела" (с забвением до поры о духовном). Но для "воцерковленных" велики другие опасности - если учесть, что современная церковная жизнь весьма далека от евангельского идеала.

Главное для человека, идущего благим путем - слушать свою совесть, учиться любить, выходить из состояния рабства. Опора на "абстракции" ненадежна - но любовь, свобода и правда не являются абстракциями. Это суть жизни. И современная церковная жизнь может не помогать открывать и развивать эти начала в себе, но препятствовать этому.
v_catullus
Apr. 17th, 2012 08:07 am (UTC)
Я во многом с Вами согласен - в частности, в отношении того, что приобщенность к Церкви дает не только блага, но и таит в себе большие опасности, чему мы, собственно, и являемся свидетелями в последнее время, когда вполне приличные люди, вовсе не из числа черни, призывающей к расправе, заняли позицию, мягко говоря, сомнительную и недостойную того Учителя, учениками Которого они считаются.
К счастью, так прискорбно обстоят дела отнюдь не во всей РПЦ МП, а лишь в мейнстримной ее части, но многие показали себя очень достойно, например священник Димитрий Свердлов, который сказал, что если бы ему довелось посетить девушек в тюрьме, то прежде всего он попросил бы у них прощения, а во-вторых сказал бы им, что те проблемы, к которым они хотели привлечь внимание, осознаются и людьми внутри Церкви.

Относительно же почвы - я имел в виду несколько другое, не землю и даже не традицию - хотя о традиции мог бы быть особый и важный разговор, о ее роли и значении, - я имел в виду некий внешний фундамент, не позволяющий человеку оторваться и порхать по своему произволу. Ведь сказать слова: любовь, свобода и т.п. - дело нехитрое, но эти слова и стоящие за ними понятия искомым фундаментом быть не могут, поскольку толкование всего этого остается для человека тоже произвольным, на собственное усмотрение.

Таким образом, каждый из путей таит в себе опасности, выбор же остается за человеком. В этом, как я понимаю, между нами нет никаких разногласий...

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner